Крещение Господа нашего Иисуса Христа (Богоявление)

«Троицы явление во Иордане бысть, Самое бо Пребожественное
естество Отец возгласи: Сей крещаемый Сын возлюбленный Мой…».
(Канон Крещению Господню)

6/19 января Православная Церковь отмечает великий праздник – Крещение Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. В память о том, что Спаситель Своим крещением освятил воду, в этот праздник бывает освящение воды. В сочельник освящается вода в храме, а в самый праздник после праздничной литургии совершаются крестные ходы на реки, водоемы и водные источники с совершением Великого Чина освящения воды.

Праздник Крещения Господня установлен в честь события, когда к Иоанну Крестителю пришел креститься сам Иисус Христос. Иоанн, увидев Иисуса, сказал: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» На это Христос ответил, что «надлежит нам исполнить всякую правду», и принял крещение от Иоанна (См. Мф. 3:14-15). «И, крестившись, Иисус тотчас вышел из воды, – и се, отверзлись Ему небеса, и увидел Иоанн Духа Божия, Который сходил, как голубь, и ниспускался на Него. И се, глас с небес глаголющий: Сей есть Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение» (Мф. 3:16-17), – так повествует св. евангелист Матфей о данном событии.

Мы знаем, что в отличие от современного таинства крещения, которое совершается над каждым христианином и в котором человек умирает для жизни плотской, греховной и возрождается от Духа Святого в жизнь духовную, святую, Иоанново крещение было крещением покаяния («Я крещу вас в воде в покаяние…» (Мф. 3:11)). В связи с этим иногда можно услышать недоуменные вопросы по поводу того, зачем вообще нужно было безгрешному Иисусу креститься Иоанновым крещением покаяния? Вообще, какой смысл для нас, христиан имеет это событие?

Во-первых, приняв Крещение от Иоанна, Христос «исполнил правду» («Но Иисус сказал ему в ответ: оставь теперь, ибо так надлежит нам исполнить всякую правду…» (Мф. 3:15)), т.е. проявил верность и послушание заповедям Божиим. Святому Иоанну Предтече от Бога было дано повеление крестить народ в знак очищения грехов. Как человек, Христос должен был «исполнить» эту заповедь и, следовательно, креститься от Иоанна. Этим Он подтвердил святость и величие действий Иоанна, а христианам показал пример смирения и послушания воле Божьей.

Во-вторых, иногда говорят, что, крестившись на Иордане, Иисус Христос показал нам пример того, как надо поступать (в том смысле, что каждому христианину надлежит пройти через таинство крещения). Однако в таком виде данный тезис будет не совсем корректен. Да, разумеется, Иисус Христос для каждого христианина должен являться наивысшим этическим идеалом, ориентиром, к которому следует стремиться во всех своих поступках. Однако если мы будем исключительно буквально истолковывать все действия Иисуса Христа, совершенные Им во время Своей земной жизни, в качестве прямого руководства к действию, то мы можем прийти к выводу, что нам также необходимо совершать обрезание, выгонять из храмов сотрудников, торгующих свечами и церковной утварью, ездить верхом на осле и т.п. Разумеется, такой подход к интерпретации событий Священной Истории будет в корне неверным. Поэтому, что касается Крещения Иисуса Христа, то это был, скорее, не пример, а прообраз нашего крещения. Причем, даже употребляя слово «прообраз», необходимо сделать кое-какую оговорку. Дело в том, что обычно понятием «прообраз» обозначается какое-то явление, по своей значимости меньшее, нежели то, которое данный прообраз прообразует. В данном случае такая трактовка будет некорректной, т.к. о событии Крещения Иисуса Христа на Иордане вряд ли можно сказать, что оно менее значимо, нежели события крещения отдельных христиан.

В-третьих, событие Крещения Иисуса Христа возымело преобразующее, обновляющее действие на человеческое естество. Первый момент связан с тем, что погружением в Иордан, Христос освятил «все естество вод»; соответственно, присутствие Божественной благодати в воде (которая употребляется для крещения людей) делает возможным преображение нашего тленного естества в нетленное в таинстве крещения. (Но это так, примитивная попытка приблизиться к объяснению механизма действия Божественной благодати, которая проявляется в таинстве(!) крещения). Второй момент, наверное, можно обозначить более четко. Он связан с тем, что Христос, принявший, наряду с Божественным, наше человеческое естество, крестясь крещением покаяния, как бы принес покаяние за всех нас. Не зря ведь именно Крещение Господа нашего Иисуса Христа считается началом Его служения, началом Его Богочеловеческого дела спасения людей.

Ну и в-четвертых, в событии Крещения Господня нам приоткрывается тайна о Святой Троице. Нам, людям является Бог во всех Своих трех ипостасях: Бог Отец говорит голосом с небес; Бог Сын присутствует среди нас Божественной природой Иисуса Христа; Бога Духа Святого мы видим сходящим в виде голубя. Чтобы развеять возможные сомнения, Сам Бог Отец называет Христа Своим возлюбленным Сыном, таким образом свидетельствуя о Его Божественной природе (которая наряду с природой человеческой воплощается в Иисусе Христе) и о Его миссии, соответствующей воле Бога Отца (словами «в Котором Мое благоволение»). Именно поэтому праздник Крещения Господня еще называют Богоявлением.

Святитель Иоанн Златоуст, в своей речи в день Богоявдения, излагает следующее учение по вышеуказанному вопросу: «…почему Христос приходит на крещение, и на какое крещение Он приходит, об этом необходимо сказать: ибо и это необходимо знать, равно как и то. И наперед надобно сказать вашей любви о последнем: ибо из этого мы узнаем и первое. Было крещение иудейское, которое очищало телесные нечистоты, но не грехи совести. Так, кто совершал прелюбодеяние, или кто решался на воровство, или кто сделал какое-нибудь другое преступление, того оно не освобождало от вины. Но кто касался костей умершего, кто вкушал пищу, запрещенную законом, кто приходил от зараженного, кто общался с прокаженными, тот омывался, и до вечера был нечист, а потом очищался. «Да омыет тело свое водою чистою, – говорится в Писании,и – и нечист будет до вечера, и чист будет» (Лев. 15:5; Лев. 22:4). Это не были поистине грехи или нечистоты, но так как иудеи были несовершенны, то Бог, делая их через это более благочестивыми, с самого начала приготовлял их к точнейшему соблюдению важнейшего.

Итак, иудейское омовение освобождало не от грехов, а только от телесных нечистот. Не таково наше: оно гораздо выше и исполнено великой благодати, ибо оно освобождает от грехов, очищает душу и подает дар Духа. И крещение Иоанново было гораздо выше иудейского, но ниже нашего: оно было как бы мостом между обоими крещениями, ведущими через себя от первого к последнему. Ибо Иоанн руководил не к соблюдению телесных очищений, но вместо них увещевал и советовал переходить от порока к добродетели и полагать надежду спасения в совершении добрых дел, а не в разных омовениях и очищениях водой. Иоанн не говорил: вымой одежду твою, омой тело твое, и будешь чист, но что? – «сотворите плод достоин покаяния» (Мф. 3:8). Поэтому оно было выше иудейского, но ниже нашего: крещение Иоанново не сообщало Духа Святого и не доставляло благодатного прощения: оно заповедовало каяться, но не было властно отпускать грехи. Поэтому Иоанн и говорил: «аз крещаю вы водою... Той же вы крестит Духом Святым и огнем» (Мф. 3:11)».