Благовещение Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

 

«Радуйся, Благословенная, Яже печатию едина сохраншися,
во утробе приемши предвечнаго Слова и Господа,
да от прелести спасет, яко Бог, род человеческий»
(Канон Благовещению Пресвятой Богородицы)

 

7 апреля (25 марта по старому стилю) святая Церковь празднует торжественное Благовещение Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии –чистого сокровища девства, мысленного рая Второго Адама, – места, где совершилось соединение естеств, где утвердился Совет о спасительном примирении. К этой благодатной Жене, семя Которой должно было стереть главу змия, послан был с неба святой Архангел Гавриил; послан был для того, чтобы возвестить Ей, что пришло время исполнения глубочайшего, таинственного пророчества пророка Исайи: «Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Эммануил, еже есть сказаемо: с нами Бог» (Ис. 7:14).

Архангел Гавриил – первый благовестник спасения рода человеческого, или чуда Божия. Спасения человеческого не было бы без чуда Божия. Пречистая Дева Мария первая услышала это благовествование и первая из человеческих существ вострепетала от страха и радости. В Ее сердце отражалось небо, словно солнце в чистых водах; под сердцем Ее имел преклонить главуСвою и облечься в плоть Сам Господь, Творец нового и Обновитель ветхого мира.

Пресвятая Дева не боялась, как убоялся бы каждый смертный, увидя Ангела. Она его не боялась, ибо Сама была Святейшей святых. Она это в глубине сердца Своего сознавала. Может быть, Ей было открыто от Бога, что Она будет Честнейшей херувимов и Славнейшей серафимов. Она его не боялась, Она только со смирением, с удивлением слушала слова его. Зачем же сказал он: «Не бойся»? Затем, что то, что он предвозвещал, должно было наполнить страхом сердце Ее.

Святитель Николай Сербский в своем слове о Благовещении замечает: Великий архангел Божий является Деве, потому что через Деву Чистую надлежит пройти и прийти Начатку нового мира, Нового Творения. Новый мир должен быть сама непорочность, сама чистота, в противовес ветхому, истлевшему миру, который стал нечистым из-за своего упорного непослушания Творцу своему. Дева должна послужить вратами, чрез кои Спаситель мира войдет в мир как в Свою мастерскую и Свою обитель; Дева, а не жена, ибо жена, какою бы возвышенной духом она ни была, привязана к ветхому миру и ветхому творению, будучи привязана к мужу своему, и потому не свободна от мирских желаний и мирской пристрастности. Посему не жена, но Дева, Чистая, Пречистая, совершенно преданная единому Богу и сердцем Своим отделенная от мира сего. Таковая Дева телесно возросла в тленном мире, как крин на гноище, однако пребыла нетронутою тлением мира».

Святитель Андрей Критский, проникая в мысли великого архангела, так объясняет благовещение Пресвятой Деве: «Не бойся, Мария! Ты обрела благодать у Бога, благодать, коей не приняла Сарра, коей не ощутила Ревекка; обрела благодать, коей не удостоилась ни славная Анна, ни Феннана, ее соперница. Ибо, хотя они стали матерями, все же в бесчадии утратили девство, а Ты, становясь Материю, сохраняешь и девство Свое неповрежденным. Итак, не бойся; Ты обрела благодать Божию – благодать, коей, кроме Тебя, никто от вечности не обретал».

Безусловно, Гавриил именует Деву МариюБлагодатной, потому что душа Ее, подобно храму, была исполнена животворящих даров Духа Святого, небесного благоухания, небесной чистоты. Так, именно жена первой положила бездну между человеком и Богом. И в тоже время, Жена становится и мостом над бездною. Ева первой впала в грех, и при том в светлом Раю, где все удерживало ее от греха; Мария же первой победила все искушения, и при том в темном мире, где все подталкивает ко греху. Поэтому слабовольная Ева и родила как первый плод свой на земле братоубийцу Каина; Подвижница Мария родила Подвижника подвижников, вывившего из темницы греха и смерти братоубийственный род человеческий, род непослушливой и нечистой Евы.

Раскрытие архангелом Богородице благовествования о будущем, было рассчитано на то, дабы уверить Деву: Ее Сын будет ожидаемым Мессией. Он наречется Сыном Всевышнего, получит от Бога престол Давида и будет царствовать над домом Иакова вовеки – все сие в сознании всякого израильтянина, тем паче в сознании духовно воспитанной Девы Марии, относится исключительно к ожидаемому Мессии. Архангел говорит Деве не все о Господе Иисусе Христе, но лишь то, что Ей, как пророчество известно, и понятно из Священного Писания. Он не говорит Ей о всемирной и всечеловеческой роли Иисуса, не говорит о Нем как о Спасителе всех народов и племен, как об Основателе духовного Царствия, Судии всех живых и мертвых, а еще менее – как о Слове Божием, Одной из Трех вечных Ипостасей Святой Троицы. Если бы он сказал Ей это, он еще более смутил бы Ее (Лк. 2:51, Ин. 2:4).

Дева Мария не усомнилась в словесах Господних, Ей архангелом возвещенных. Потому что если бы Она усомнилась, как усомнился священник Захария, то и Она была бы наказана, как и Захария был наказан. И хотя довольно похожи вопросы, с которыми обращаются к ангелу и Захария, и Мария, тем не менее, сердца их совершенно различны. А Бог смотрит на сердце человека. Два совсем разных сердца могут произнести сходные слова.

Благоговение и смирение требуется для того, чтобы склонить свою гордую голову пред непостижимым, пред таинственным. Можно услышать некоторое недоумение: «Что это за чудо такое Непорочное Зачатие? Чудес не бывает». А великий святитель и глубокий мыслитель блаженный Августин сказал весьма мудрые слова: «Чудо находится в противоречии не с природой, а с нашими знаниями о природе». Наши же знания о природе чрезвычайно малы, как ни великими кажутся они нам. И если мы находим что-либо, что кажется противоречащим законам природы, то не должны дерзко объявлять это невозможным.

В этом непостижимая тайна. Для нас, верующих в Бога, ясно и понятно, что всё создано Богом и управляется законами, данными Им. Над всем царит Святой Дух: всё в мире творится, всё происходит, всё живет только действием Святого Духа. И если Дух Святой установил те законы, которые изучает наука, то почему не должны мы верить в то, что силою Духа Святого может совершиться и неизмеримо большее того, что знает наука? Творец мира не волен ли, не властен ли изменить и самые законы природы? Конечно, властен!

Человеколюбец не возгнушался родиться от жены, потому что это Его дело даровало жизнь. Он не подвергся нечистоте, вселившись в утробу, которую Он Сам устроил чуждой всякого повреждения. Если бы эта Матерь не пребыла Девой, то Рожденный Ею был бы простой Человек, и рождение не было бы чудесно; а так как Она и после рождения пребыла Девой, то Кто же – Рожденный, как не Бог?

Апостол Павел говорит, что Христос «иудеем убо соблазн, еллином же безумие» (1 Кор. 1:23): они не познали силы таинства, потому что оно непостижимо уму: «аще бы быша разумели, не быша Господа Славы распяли» (1 Кор. 2:8). Если бы Слово не вселялось во чрево, то плоть не воссела бы с Ним на Божественном Престоле; если бы для Бога было оскорбительно войти в утробу, которую Он создал, то и Ангелы оскорблялись бы служением человеку.

«Само же Воплощение Сына Божия есть вместе и таинство ужасное и поучительное, – говорит в своем слове на Благовещение праведный Иоанн Кронштадский, – если мы поймем, что привело Сына Божьего до такого самоистощания и к чему призываемся и обязываемся мы, люди, воплощением Сына Божия. Со стороны Бога причиной вочеловечения была бесконечная любовь к нам, Его созданиям, – любовь Первообраза к живому, словесному образу Своему, падшему, погибающему, ибо мы Его образ; а со стороны нашей – наши грехи, наше ужасное падение, наша неизбежная вечная гибель».

Церковь же, напоминая нам о событиях Благовещения в этот благословенный день, и о том, как началось величайшее дело спасения рода человеческого, торжественно воспевает: «Днесь спасения нашего главизна и еже от века таинства явление: Сын Божий Сын Девы бывает, и Гавриил благодать благовествует. Темже и мы с ним Богородице возопиим: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою».

 Молитвами Пресвятой Владычицы нашей Богородицы
и Приснодевы Марии, Господи Иисусе Христе Боже наш помилуй нас!